Биографии

Вернуться назад

Караваева Валентина 1921-1997

Это случилось в Куйбышеве во время войны. А точнее - 11 июня 1943 года. Открытая легковая машина на большой скорости врезалась в трамвай. Водитель машины погиб. А пассажирку, всю окровавленную, увезли в госпиталь. Пострадавшей оказалась молодая, но уже знаменитая киноактриса Валентина Караваева, только что удостоенная Сталинской премии за главную роль в фильме «Машенька».

Воздействие этого фильма в то время было удивительным. Солдаты носили у сердца фотокарточки с Машенькой и верили, что она убережет их от беды. В героиню фильма была влюблена вся страна. Улыбку Машеньки называли самой очаровательной улыбкой советского кино.

...У девочки из Вышнего Волочка, городка в Тверской области, характер был упорный и целеустремленный. В четырнадцать лет Валя решила поступить в театральное училище. Разослала письма в театральные вузы Москвы, умоляла принять ее. Ответ был стандартный: слишком рано. Тогда она написала письмо Сталину. Писала, что готова всю свою жизнь отдать служению искусству. Прочитал ли Сталин письмо - неизвестно, но Караваеву вызвали в Москву для сдачи вступительных экзаменов в актерскую студию при Мосфильме.

На экзамене она читала монолог Нины Заречной из чеховской пьесы «Чайка». Сыграть эту роль она мечтала с детства. На студию ее приняли. Через несколько лет один из ее преподавателей, режиссер Юлий Райзман, пригласит Караваеву на главную роль в фильме «Машенька».

Скромная героиня, искренняя в своей любви, достоверная в каждом своем слове и жесте… Караваева не играла Машеньку, она дышала ее дыханием…

В 1943 году Валентина получила приглашение сниматься сразу в нескольких фильмах - выбрала «Небо Москвы» того же Юлия Райзмана. В городе на Волге предполагалось отснять натуру. Большая часть съемок уже прошла, когда в Куйбышев вызвали Караваеву.

До гостиницы машина не доехала…

В госпитале, придя в себя, Валентина Караваева услышала от старого доктора: «Рожать вы больше не сможете».

Но для актрисы важнее было другое: «А в кино, в кино я смогу сниматься?» «Только если мы сумеем вернуть вам лицо», - ответил доктор.

Первая операция была в Куйбышеве. Затем еще три - в Москве. Все это время голова Караваевой была забинтована, вместо лица - белая маска.

Караваева стойко переносила все процедуры и операции. Настал день, когда с нее сняли маску. Уродливый шрам порвал лицо, а губы, рождавшие удивительную улыбку, омертвели.

С таким лицом о кино надо было забыть.

И тут Караваевой улыбнулась удача. Знаменитый режиссер Юрий Завадский пригласил Караваеву сыграть в театре Моссовета Нину Заречную. Вся Москва ломилась на этот спектакль…

А дальше - авантюрная история. Давний поклонник актрисы, Джордж Чапмэн, пресс-атташе английского посольства, сделал ей предложение. В начале 45-го они поженились и уехали в Англию.

Чапмэн был очень богат и оплачивал дорогие операции в лучших клиниках мира. Врачи сделали невозможное: лицо стало более живым, но все равно это была уже не Машенька. А счастья так и не было: ее любовь к профессии и России была сильнее любви к Чапмэну и богатой заграничной жизни.

Караваева стала добиваться разрешения вернуться в Москву. И добилась.

…С огромным трудом она устроилась в Театр киноактера. С конца пятидесятых озвучивала фильмы с участием зарубежных кинозвезд - Марлен Дитрих, Бэтт Дэвис, Даниэль Дарье. Она считалась лучшей актрисой дубляжа.

Это давало деньги, но не спасало от одиночества и невостребованности.

В 1963 году известный актер и режиссер Эраст Гарин поставил фильм-сказку «Обыкновенное чудо» и пригласил Валентину Караваеву сыграть там роль придворной дамы Эмилии. Это приглашение было огромной радостью для актрисы.

В последние годы она почти не выходила из своей квартиры, сделала там сцену, купила киноаппарат и все время играла дома перед этим аппаратом… В этом домашнем кинотеатре она была и режиссером, и оператором, и актрисой, и единственным зрителем…