Биографии

Вернуться назад

Аллилуева Светлана 1926-2011

Куйбышев навсегда остался в памяти Светланы Аллилуевой. Именно здесь она впервые узнала, что ее мать не умерла, а застрелилась. Десять лет в семье скрывали от нее этот факт.

О своем пребывании в куйбышевской эвакуации во время войны Светлана подробно вспоминала в своей книге "Двадцать писем другу".

В октябре 1941 года, дочь Иосифа Сталина вместе с детьми других влиятельных в стране людей привезли в город Куйбышев, запасную столицу. Здесь им отвели особнячок на Пионерской улице. Дом был наспех отремонтирован, в нем пахло краской, а в коридорах - мышами.

Вместе со Светланой в Куйбышев приехала вся домашняя "свита" - главная сестра-хозяйка, а по совместительству майор госбезопасности, Александра Николаевна Накашидзе со всеми поварами, подавальщицами, охраной, "дядькой" Светланы, Михаилом Никитичем Климовым, и няней. Приехала и первая жена брата Василия Галина. В октябре 1941 года она родила в Куйбышеве сына Сашу, будущего режиссера Александра Бурдонского.

В запасной столице Светлана училась в девятом классе специальной школы.

« В конце октября 1941 года я поехала в Москву - повидать отца, - вспоминала Светлана в своей книге, - Он не писал мне, говорить с ним по телефону было трудно - он нервничал, сердился и отвечал лишь, что ему некогда со мной разговаривать».

Она приехала в осажденную столицу в тот самый день, когда немецкие бомбы попали в Большой театр, в университет на Моховой и в здание ЦК на Старой площади. «Отец был в убежище, в Кремле, - вспоминала Светлана, - и я спустилась туда… Отец не замечал меня, я мешала ему. Кругом лежали и висели карты, ему докладывали обстановку на фронтах. Наконец, он заметил меня, надо было что-то сказать... "Ну, как ты там, подружилась с кем-нибудь из куйбышевцев?" - спросил он, не очень думая о своем вопросе. "Нет, - ответила я, - там организовали специальную школу из эвакуированных детей ", - сказала я, не предполагая, какова будет на это реакция. Отец вдруг поднял на меня быстрые глаза, как он делал всегда, когда что-либо его задевало: "Как? Специальную школу?" - я видела, что он приходит постепенно в ярость. "Ах вы!- он искал слова поприличнее, - ах вы, каста проклятая! Ишь, правительство, москвичи приехали, школу им отдельную подавай! Власик (начальник сталинской охраны – ред.) подлец, это его все рук дело!..." Он был уже в гневе, и только неотложные дела и присутствие других отвлекли его от этой темы…»

И действительно, приехавшие москвичи жили в Куйбышеве по своим кастовым законам. «В нашей "эмигрантской" школе, - вспоминала Светлана, - все московские знатные детки, собранные вместе, являли столь ужасающее зрелище, что некоторые местные педагоги отказывались идти в классы вести урок…»

Она приезжала в Москву из Куйбышева еще в ноябре 1941 года и в январе 1942-го. Приезжала на день-два, повидать отца. Но тот, как и в первый раз, оказывался постоянно занят и раздражен, - ему было не до Светланы.

Светлане - пятнадцать. В ту куйбышевскую зиму сорок первого – сорок второго годов она чувствовала себя страшно одинокой. И пережить это ощущение помогала серьезная музыка. В Куйбышеве она часто посещала филармонию. И, конечно, присутствовала на легендарной премьере седьмой симфонии Шостаковича. Здесь же, в Куйбышеве, она постоянно смотрела военную хронику, и ощущения от просмотра этих лент остались на всю жизнь.

«В длинном темном коридоре возле кухни крутили кинопередвижку, - вспоминала Светлана. - Мы смотрели хронику с фронтов, осажденный Ленинград, осень под Москвой... Хроника тех военных лет незабываема - ее тогда снимали прямо в боях, в окопах, под надвигающимися танками...»

Именно в Куйбышеве она познакомилась с человеком, из-за которого окончательно и навсегда испортились ее отношения с отцом, - с известным сценаристом Алексеем Яковлевичем Каплером. Сталин был против их отношений. И Каплер, в конце концов, расплатился за свою любовь к Светлане лагерным сроком…